15:01 

Во власти гнева

Глава 3. Самое большое горе.

Лето проходило очень быстро. Вот уже и август. Я с родителями ехала в том же старом Форде, который еще мог ездить, несмотря на свой почтенный возраст. Мы возвращались от моей тети ─ Хелен Керн, сестры моего отца. Она жила в крупном городе возле побережья океана, поэтому мы не только навестили единственную родственницу, но и хорошенько отдохнули. Погостив недельку, мы собрали вещи и решили возвращаться домой. Жара стояла невыносимая, а кондиционер в Форде уже долгое время не работал. Пришлось ждать вечера. Когда зашло солнце, и вокруг разлилась приятная прохлада, мы наконец-то поехали в сторону дома. Дорога была долгая и скучная. Родители ехали спереди, постоянно болтая. Я же лежала на заднем сидении и играла на мобильнике. Так пошел час, другой… Я даже не заметила, когда начала дремать. Резкий толчок. Не до конца понимая, что происходит, я скатилась с сиденья, ударилась головой обо что-то твердое и потеряла сознание. Через какое-то время я услышала шум, все звуки смешались в голове. Я открыла глаза, но различить смогла только силуэты. Вокруг меня суетились люди. Я повернула голову. Зрение полностью ко мне вернулось, и я с ужасом заметила помятый Форд, а рядом… двух окровавленных человек. О нет! Это… это… мои родители! Я хотела закричать, но смогла лишь тихо проговорить:
─ Помогите им!.. Пожалуйста… ─ с моих глаз полились слезы.
Только бы они выжили! Только бы все было хорошо! Вокруг все поплыло…

Я очнулась в белоснежной комнате. Эта белизна резала глаза. Наверное, больница. Я попыталась повернуть голову, но боль пронзила все мое тело. Голова раскалывалась. Я осмотрела комнату. Да, это действительно больничная палата. Что вчера произошло? Или это было не вчера? А, не важно! Скорее всего авария. Что с моими родителями? Надо кого-нибудь позвать. Я заметила кнопку для вызова медсестры и, пересиливая боль, дотянулась до нее. Через минуту в палату вбежала медсестра, врач, неизвестный мужчина и какая-то женщина.
─ Как ты себя чувствуешь? ─ спросил доктор.
─ Нормально.
─ У тебя сотрясение мозга и многочисленные ушибы, ─ проговорил врач, заглянув в карту.
─Что произошло? ─ спросила я.
─ Вы попали в аварию, ─ вмешался незнакомец. ─ Простите, я не представился. Лейтенант Джейсон Джеймс. Я расследую это дело.
─ Расследуете?.. Что с моими родителями?..
─ Мне очень жаль… ─ проговорил Джеймс, с исказившимся от боли лицом.
Мое сердце дрогнуло. Такой душевной боли я не чувствовала никогда в жизни… слезы полились по моему лицу ручьями.
─ Нет… Нет! ─ прокричала я.
─ Пожалуйста, не нервничайте. Вам это вредно, ─ с безразличным видом сказал врач и ушел, забрав медсестру.
─ Это мисс Андерсен, ─ сказал лейтенант, указывая на незнакомую женщину. ─ Она психолог… пообщайтесь с ней…
Джеймс вышел из палаты. Психолог села возле моей кровати и спокойно, с наигранным сочувствием, начала нести обычный набор траурных фраз:
─ Здравствуй, Кэти. Я понимаю твое горе…
Я ее не слушала, а только рыдала, закрыв лицо руками. Постепенно меня все больше раздражали разговоры психолога.
─ … но ты пойми, что на этом жизнь не заканчивается, ─ она закончила свою речь.
Я не выдержала.
─ Продолжается?! А как мне дальше жить?.. Зачем?! Ради кого?..
─ Я бы посоветовала…
─ А не пошли бы Вы нахрен со своими советами, мисс Андерсен!!! ─ заорала я. ─ Оставьте меня одну!
Психолог вышла, а я продолжала рыдать. Когда во мне не осталось слез, я просто лежала и тупо смотрела в потолок. Так продолжалось два дня. Я ничего не ела и ни на что не реагировала. Потом пришел лейтенант Джеймс. Он сел возле меня и заговорил приятным баритоном:
─ Здравствуй.
Я никак не отреагировала. Джеймс замялся.
─ Ты помнишь меня?
Я кивнула.
─ Я знаю, как тебе больно…
Я презрительно фыркнула.
─ Я тоже терял близких…
Я смягчилась и посмотрела на копа. На его лице застыла боль.
─ Да. И не так давно… Не будем об этом! Скажи, ты помнишь о том, как произошла авария?
─ Нет. Я спала в тот момент.
─ В вашу машину на бешеной скорости влетел спортивный автомобиль сына губернатора нашего региона. Пригодились бы твои показания, чтобы доказать его вину.
─ Увы! Я вообще сейчас плохо соображаю…
─ Ты же понимаешь, что виновника отмажут?!
─ Понимаю! А что я могу сделать? Соврать, что все видела?
─ Ну… ─ в лейтенанте боролись противоречия. ─ Я не знаю!
─ Вряд ли и это поможет… Все решают деньги и связи!
─ Да, ─ с горечью произнес Джеймс. ─ Я постараюсь что-нибудь сделать!
Он встал и направился к выходу, но, заметив полную тарелку еды, остановился.
─ Ты что, ничего не ела?
Я промолчала, с отвращением взглянув на подозрительную смесь в тарелке.
─ Я понимаю, что больничная еда не очень съедобна… Подожди минутку!
Лейтенант вышел, а через несколько минут вернулся с пакетом в руках. Джеймс вытащил из пакета несколько булочек и стакан горячего кофе. Я совершенно не хотела есть, но этот малознакомый полицейский был единственным человеком, которому было не наплевать на мое горе. Чтобы не огорчать Джеймса, я заставила себя съесть две булки и переполовинила кофе.
Лейтенант ушел. Он не появлялся несколько дней. Я продолжала тупо всматриваться в белоснежный потолок палаты, не замечая никого вокруг. Мне было ужасно одиноко. Я впервые осознала, что осталась совсем одна…
Что со мной будет? Зачем я вообще выжила? Наверное, мне придется переехать к тетке, если, конечно, она не откажется опекать меня. Нет, Хелен добрая одинокая женщина. Больше вариантов просто нет… Может, будет даже лучше уехать отсюда и забыть… Да какой нахрен забыть?! Это же мои родители! Я никогда их не забуду!.. И никогда не избавлюсь от этой боли!.. Просто невыносимо! Лучше бы я тоже погибла!

Дверь палаты открылась, и вошла тетя Хелен.
─ Привет, Кэтрин. Как ты?
Меня раздражал этот вопрос. Твою мать! Я только что потеряла родителей! Как я могу быть?! Я собрала все силы, чтобы успокоиться. Хелен продолжала:
─ Сегодня был похорон… Прости, я не смогла навестить тебя раньше!
─ Ничего. Что со мной будет? Хелен, теперь ты будешь моим опекуном?
─ Как раз об этом я и хотела поговорить… возникли некоторые трудности… и… скорее всего… пока я не оформлю все документы… тебе придется пожить в приюте…
Супер! Мало мне жизнь подбросила сюрпризов… Но в тот момент мне было наплевать на все. Несмотря на отсутствие реакции с моей стороны, тетя начала оправдываться:
─ Прости! Я не думала, что так получится!.. Я постараюсь уладить все как можно скорее!
─ Все нормально. Я все понимаю, ─ сказала я, чтобы успокоить Хелен. ─ Прости, я себя неважно чувствую. Я посплю немного.
─ Конечно-конечно!
─ Навестишь меня завтра?
─ Да. Я буду навещать тебя каждый день.
Хелен ушла. Она действительно навещала меня каждый день. Тем временем я шла на поправку. Более того, через две недели ко мне стал возвращаться интерес к жизни.

URL
   

Why so serious

главная