17:59 

Во власти гнева

Глава 4. Приют.

Я окончательно поправилась, поэтому доктор выписывал меня из больницы. Еще лежа в палате я думала, как бы увильнуть от приюта и смыться домой. Но в день выписки меня не выпустили из больницы, пока меня не забрала воспитательница из детского дома. В конце концов я смирилась с тем, что придется пожить немного в приюте.

Машина остановилась. Я вышла и увидела мрачный трехэтажный дом. Площадка вокруг здания была загажена. Немного в стороне из земли торчали ржавые прутья. Когда-то это была детская площадка. Воспитательница провела меня внутрь. Там я тоже не увидела царских палат. В темном коридоре через одну тускло светили лампы. На облезлых обоях маленькие дети что-то рисовали. Угораздило же меня попасть в этот гадючник!
Воспитательница провела меня к кабинету директора. Я вошла за массивную дверь. Кабинет резко отличался от других комнат. Во-первых он был отлично отремонтирован, во-вторых ─ там была просто шикарная мебель. За резным дубовым столом на кожаном кресле восседал отвратительный толстый мужчина.
─ Здравствуйте, Кэтрин Керн, ─ проговорил он грубым голосом.
─ Здравствуйте, сэр.
─ Вы будете жить некоторое время в этом приюте, поэтому запомните несколько правил: запрещено портить имущество…
Что там можно испортить? Итак все испорчено до предела!
─… запрещено что-либо делать после отбоя…
Перечень запретов продолжался минут двадцать.
─ … и, наконец, запрещено обижать других детей. Вы все поняли?
Естественно, я почти ничего не запомнила, но пришлось соврать:
─ Да.
─ Тогда ступайте.
Я вышла из кабинета директора, и все та же воспитательница отвела меня в спальню. Это была длинная комната с десятком раздолбанных кроватей, возле которых стояли такие же раздолбанные тумбочки. На большинстве кроватей сидели девушки, которые с презрением уставились на меня. Воспитательница сунула мне постельное белье и ушла.
Я проходила дальше по комнате, но все кровати были заняты. Наконец, я увидела свободную койку в самом дальнем углу спальни. Я направилась туда. Я почувствовала шаги сзади, но не обратила внимания. Шаги ускорились, и я почувствовала толчок в спину. Белье выпало, но сама я удержала равновесие и резко развернулась.
Передо мной стояла девушка с короткой стрижкой, которая больше была похожа на парня.
─ Упс! ─ со смехом сказала она. ─ Добро пожаловать в наше скромное убежище.
─ Спасибо за горячий прием! ─ грубо рыкнула я.
─ Какие мы злые!
Все вокруг засмеялись. Девушка продолжала:
─ Меня зовут Мэри, но для тебя я просто… самый большой кошмар!
Она сверлила меня взглядом и казалось, ненавидела. Но почему я так и не поняла, даже спустя много лет. Я тоже не сводила с Мэри взгляда и грубо фыркнула в ответ:
─ Еще посмотрим!
─ Посмотрим! После посвящения.
Мэри развернулась и ушла. Что еще за посвящение? Что-то мне это не нравится. В это время зашла воспитательница и объявила отбой. Все улеглись на свои койки. Я тоже легла, но спать не собиралась. Прошло очень много времени. В комнате стояла гробовая тишина. Потихоньку начинало светать, и я задремала.
Я проснулась от того, что меня накрыли какой-то тряпкой и потянули. Сон моментально прошел. Я попыталась вырваться, но ничего не получилось. Тряпка слетела и на меня посыпался град ударов. Все происходило в коридоре. Я разглядела множество силуэтов. Было ужасно темно. Я приподнялась и поползла, но наткнулась на стену. Я пыталась двигаться вдоль стены, но теперь на пути у меня стоял табурет. Удары продолжали сыпаться на все мое тело. Я свернулась клубком и закрыла голову руками.
Я ненавидела всех, кто меня пинал. Гнев настолько захватил все мое существо, что я перестала чувствовать боль. Наконец, удары прекратились. Зажегся свет. Я решила не шевелиться.
─ Поздравляю, новенькая! ─ я узнала голос этой гребаной Мэри. ─ Ты прошла посвящение!
Я не шевелилась. Остальные девушки начали встревожено перешептываться.
─ Эй! Вставай! ─ сказала Мэри и пнула меня ногой.
Я слегка приоткрыла глаза и увидела, что все отвернулись и стали перешептываться. Я нащупала рукой табурет, резко вскочила, схватила стул и дала волю своему гневу… я лупила всех по чем зря… била вновь и вновь пока не осталось ни одной девушки, которая бы стояла на ногах. Потом я остановилась, поставила табурет на пол и села отдышаться. Вокруг раздавались стоны раненых девушек. Прямо возле меня, скрючившись от боли, лежала Мэри. Я схватила ее за волосы, подняла ее голову, посмотрела в глаза и заорала:
─ Ты прошла посвящение, тварь!
Я вытерла кровь с разбитой губы и злобно проговорила:
─ Ну, кто теперь чей кошмар?!
Я еще раз посмотрела по сторонам и захохотала во всю глотку истерическим смехом. Я не знаю, почему я смеялась… Я хотела рыдать!
Прибежал дежурный воспитатель. Его глазам предстала ужасная картина: я вся в крови сижу на окровавленном стуле и заливаюсь смехом, а вокруг все девушки из старшей группы корчатся и стонут от боли… Воспитатель перекрестился, вызвал скорую, а потом схватил меня и закрыл в какой-то каморке.

URL
   

Why so serious

главная