18:07 

Во власти гнева

Глава 5. Убежать от всего.

Я долго сидела в тесной комнате и даже ненадолго задремала. Проснувшись, я почувствовала боль во всем теле, голова кружилась, меня сильно тошнило. Спина ужасно ныла. Я как будто почувствовала все удары заново. Никто и не думал выпускать меня. Было темно. Я с трудом нащупала выключатель и включила свет. Одинокая лампочка осветила комнату. Обстановка каморки ни капельки меня не удивила. Четыре облезлых стены, истерзанный пол, на котором валялся облезлый матрас с подратым одеялом. В углу комнаты стояло ведро, служившее туалетом. Эта комната была карцером для провинившихся детей из приюта.

Проходили дни, а я все еще сидела в карцере. Единственными моими соседями были крысы и тараканы. Я потеряла счет времени. Только по тому, когда мне приносили еду можно было приблизительно определить время суток. Зато у меня было достаточно времени, чтобы обдумать все произошедшее в последнее время.
Почему это все произошло именно со мной? И почему всем наплевать на мое горе, на мои чувства?.. Почему окружающие так жестоки?.. И я становлюсь такой же… но я не хочу быть одной из них! Как мне дальше жить? Сколько еще я пробуду в этом гадючнике? Как же я хочу домой! Но теперь меня там никто не ждет!.. Подобные мысли постоянно крутились у меня в голове и не давали спать. Я чувствовала ужасную усталость от всего. Мне хотелось элементарного покоя, но эти мысли…

Через некоторое время меня стали раз в день выводить на прогулку во двор приюта. Я прогуливалась наедине, так как меня не подпускали к другим детям. Не скажу, что в этих прогулках было хоть что-нибудь хорошее, но хоть какое-то разнообразие… Теперь я могла осмотреться. Помимо общей загажености, я заметила, что вся территория приюта окружена высоким бетонным забором, а массивные ворота не обнадеживали на легкий побег. Мне ужасно не хотелось оставаться в этом сиротинце, поэтому я постоянно обходила двор, обдумывая план побега. Я любила сидеть под старой почти сухой яблоней, где никто меня не видел.
Однажды, сидя так же под яблоней, я заметила что-то на ней. Я стала присматриваться и очень удивилась, увидев большое яблоко на дереве, на котором и листьев то осталось мало. Мне ужасно захотелось достать это яблоко. Я стала карабкаться на дерево. После множества усилий мне, наконец, удалось забраться на него. Я сорвала яблоко и с аппетитом стала его поглощать, сидя на достаточно тонкой ветке. Я осмотрелась вокруг. Яблоня росла возле забора, и теперь я легко заглянуть через него. Дожевав яблоко я прошла по ветке к забору и повисла на нем. Какая удача! С другой стороны стояло несколько закрытых мусорных баков. Теперь я легко могла смыться с этого ужасного места. Естественно, я не упустила такой возможности и перемахнула через забор. До того, как меня начнут искать, осталось не так уже и много времени, и я бежала что есть силы по неизвестным улицам и проулкам.

Выбившись из сил, я остановилась, чтобы отдышаться. Вокруг все еще была неизвестная местность. Я стала спрашивать у прохожих, как добраться до центра города. Один мужчина достаточно подробно объяснил, как выбраться из этого района, и я быстро пошла по указанному маршруту. Около часа я шла без остановки. Солнце зашло за линию горизонта. По улицам стали зажигаться фонари. Улицы стали почти безлюдными. Наконец-то я вышла в центр города. Теперь я могла легко сориентироваться.

Я не знала, куда идти, и автоматически направилась в сторону дома. Я шла, не замечая ничего вокруг. Мимо проплывали яркие рекламные вывески и неоновые огни. Постепенно они сменились мрачными серыми домами. Я приблизилась к зданию, которое еще совсем недавно считала своим домом.
Теперь возникла другая проблема: как попасть в квартиру. У меня ведь не осталось ключей. Соседям родители не доверяли, так что у них тоже не было запасных ключей. Оставался один вариант ─ через балкон. Пожарная лестница была как раз недалеко от балкона моей квартиры, и я стала карабкаться вверх. Удивительно, несмотря на мою чудовищную усталость, я достаточно легко забралась по лестнице. Я влезла на балкон. Дверь была заперта. На балконе стоял мамин любимый столик и три стула. На меня нахлынули воспоминания. Я вспомнила, как каждый вечер сидела за этим столиком с родителями и пила чай. Боль снова сдавила мое сердце. Я тряхнула головой, чтобы избавиться от воспоминаний. Нужно было попасть в квартиру. Я взяла свой стул и ударила по стеклу балконной двери. Стекло с ужасным грохотом разлетелось. Я стала прислушиваться в надежде, что никому не было дела до этого шума. Так и есть. Если кто и услышал звон стекла, то ему совершенно на это наплевать. Я вошла внутрь. Дом, милый дом! Впервые за долгое время я почувствовала себя в безопасности. Я пошла в свою комнату, легла на кровать и моментально уснула.

Я проснулась и удивилась, увидев вокруг темноту. Я проспала больше суток. Все недавно происходившее со мной казалось ужасным сном. Сначала я так и подумала, но встав почувствовала боль в спине и поняла, что все произошло на самом деле. Я пошла в ванную и умылась, чтобы прийти в себя. Ледяная водопроводная вода окончательно разбудила меня.
Я стояла, уставившись в зеркало. Там я увидела как будто совершенно другого человека. Мертвецки бледная кожа, мешки под глазами и сами глаза… в них было что-то совсем чужое… огонь… огонь боли и ненависти ко всему миру. Я опустила свой взгляд ниже и заметила застывшую на губах злобную ухмылку. В ужасе я отпрянула от зеркала и снова плеснула себе на лицо ледяной водой. Я опять взглянула на свое отражение. Следы злобы исчезли. Осталась только грусть… безграничная грусть.
Я решила взглянуть на причину боли в спине. Я попыталась снять футболку, но это оказалось не так просто. Мне пришлось буквально отдирать ее. Запекшаяся кровь приклеила ткань к моей коже. Все усилия были бесполезными. Я сильно дернула футболку вверх, невыносимая боль разлилась по всей спине, будто бы в нее вонзили тысячу раскаленных иголок. Жуткий крик вырвался из моей глотки. Теперь футболка была у меня в руках. Я подошла к зеркалу и взглянула на свою спину. Какой кошмар! Такого ужаса в своей жизни я еще не видела. Всю мою спину покрывали синяки и кровоточащие ранки. В ужасе я стала копаться в домашней аптечке, но там не оказалось ничего кроме таблеток. Я нашла обезболивающее и проглотила пару пилюль. Слегка пошатываясь, я пошла в гостиную и увалилась на диван. Я лежала на животе, чтобы дать ранам немного поджить, потому что повторять историю с футболкой мне как-то не очень хотелось. Обезболивающее подействовала, и я погрузилась в легкую дремоту.
Через несколько часов я проснулась, опять не до конца понимая, где реальность, а где сон. Было уже десять часов утра, но из-за пасмурной погоды мне показалось, что уже вечер. Я выглянула в окно и убедилась, что сейчас день. Я услышала урчание в животе и пошла на кухню. Там я стала рыскать в поисках съедобного, но единственное, что я нашла, была рыбная консерва. Я открыла ее и стала жадно опустошать. Потом я пошла в свою комнату и переоделась в чистую одежду.
Меня, наверное, уже искали, поэтому я не могла больше оставаться дома. Я стала думать, куда мне теперь идти и что делать. Вдруг послышался стук во входную дверь.
─ Кэти, ты здесь? ─ я узнала голос полицейского из больницы. ─ Есть кто-нибудь дома?
Стук продолжался, и я стала панически метаться по квартире. Я взяла свои денежные запасы, схватила свою кепку, одела ее, прикрыв пол лица, вышла на балкон и спустилась по пожарной лестнице. К моему удивлению на улице не было ни копов, ни даже полицейской машины. Я побежала как можно дальше от дома.
Я решила бежать из города. Но теперь я пошла на кладбище, чтобы навестить могилы родителей. По дороге я немного опустошила городскую клумбу.
Я вошла на кладбище и стала бродить среди свежих могил. Начал моросить дождь. Я долго месила грязь между надгробиями пока не нашла могилу с надписью «Керн». Увидев имена своих родителей, я вздрогнула. Я сделала усилие и положила цветы возле надгробия. Теперь я впервые осознала, что все произошло на самом деле. Ком подобрался к моему горлу… в груди ужасно сдавило… я упала на колени… с моих глаз брызнули слезы… Я рыдала несколько минут, пока не стало совсем невыносимо… Я резко вскочила и побежала со всех ног…
Постепенно я перешла на шаг. Слезы бежали по лицу ручьями, смешиваясь с дождем. Я оказалась в городском парке. Дождь превратился в сильный ливень. Вокруг не осталось ни одного человека. Я шла по аллее, и вдруг заметила качели, на которых я беззаботно резвилась в детстве вместе с родителями… Воспоминания нахлынули на меня. Я зарыдала сильнее и опять пустилась в бег.
Через несколько минут я остановилась посреди моста, который соединял два берега реки. Сзади меня проносились машины. По небу пронеслись молнии, раздался оглушающий раскат грома. Я всматривалась в волнующуюся воду. Потоки дождя хлестали меня по лицу. Сильный порыв ветра сорвал мою кепку, освободив белокурые волосы.
Почему мои родители погибли, а я осталась жить?!.. Нет!.. Не хочу… Я влезла на перила моста, закрыла глаза и сделала шаг в пропасть…
Но вместо того, чтобы упасть, что-то оттянуло меня назад. Я открыла глаза. Опять этот Джеймс!
─ Ты что, с ума сошла?! ─ заорал он на меня. ─ Дура!
─ Отпусти! Дай мне прыгнуть! ─ я пыталась сопротивляться со всех сил, но ничего не получалось. ─ Я не хочу больше жить…
В конце концов я сдалась и просто зарыдала на плече у Джеймса. Он накинул на меня свою куртку, посадил в машину и куда-то повез. Я ехала, всматриваясь в дорогу и ни о чем не думая. Капли воды стекали с моих волос на лицо и падали, разбиваясь об сиденье машины. Меня совершенно не смутило, что малознакомый парень везет меня в неизвестном направлении… Хотя… я ведь хотела умереть… какое мне теперь было дело, что со мной будет?
Вскоре я немного пришла в себя. Теперь я почувствовала холод промокшей насквозь одежды. Меня бросило в дрожь. Наконец, мы приехали. Джеймс привез меня к себе домой. Я вышла из машины, но еле могла передвигать ногами. Лейтенант взял меня на руки и донес до своей квартиры. Он быстро открыл входную дверь и втянул меня в прихожую.
─ Проходи, чувствуй себя, как дома, ─ сказал Джеймс. ─ Черт! Ты же вся промокла! Иди в ванную, прими горячий душ и сними мокрые вещи. Только без фокусов!.. Чтобы мне не пришлось вылавливать тебя из ванной!
─ Все в порядке! Я больше не буду пытаться покончить с собой!
И правда, после долгой поездки на машине у меня отпало желание умирать.
─ Хорошо! ─ мило улыбнулся полицейский. ─ А я пока подыщу во что тебе переодеться и заварю чаю.
Я послушно пошла в ванную и с удовольствием простояла под горячим душем около получаса. Потом я закуталась в полотенце и пошла к лейтенанту. Он заваривал чай на кухне.
─ Эм-м-м… ─ попыталась заговорить я.
Я не знала, как к нему обратиться. Он не был настолько старше меня, чтобы обращаться на вы, но в то же время непривычно говорить «ты» малознакомому человеку. Больше мне не пришлось говорить.
─ Вторая дверь направо… там моя комната. Найди, что накинуть в гардеробе.
─ Ок.
Я повернулась, но не успела сделать несколько шагов, когда Джеймс остановил меня.
─ Что это у тебя на спине?
Черт! Я совсем забыла! Надо было получше прикрыть синяки полотенцем!
─ Это? Хм! Приветствие сироток!
─ Ничего себе! Теперь я точно не буду возвращать тебя в приют! Ладно, иди, одевайся. Чай уже готов.
Я пошла в комнату Джеймса. Это была просторная, светлая комната с легким беспорядком внутри. Я заглянула в гардероб и примерила несколько вещей. Свитер Джейсона на мне смотрелся, как платье. В брюках я вообще утонула. Я посмотрела на себя в зеркало. Какая ужасная картина! Если бы кто-то увидел меня в таком виде, он бы катался по полу от смеха. Ничего! Тут подкатим, там подтянем. Вроде бы даже симпатично получилось!
Я прошла на кухню.
─ Товарищ лейтенант, как Вам такой прикид? ─ я ждала, что Джеймс засмеется, но нет, он сидел с серьезным выражением лица.
─ Симпатично. Молодцу все к лицу! Кстати, зови меня просто Джейсон.
Ну, хоть в чем-то определились.
─ Хорошо, ─ я задумалась на секунду. ─ Джейсон Джеймс… А давай я буду звать тебя Джей-Джей?
─ О нет! ─ засмеялся Джеймс. ─ Только не это! Меня в детстве так постоянно так называли, и, кажется, я уже вышел из этого возраста. Лучше зови меня Джейсон или Джей, если тебе так больше нравиться.
─ Договорились.
─ Садись за стол.
Я села на стул. Джейсон протянул мне чашку чая. Я стала пить его маленькими глотками. Над нами нависла напряженная тишина. Вдруг Джеймс заговорил:
─ Кэт, так почему ты решила прыгнуть с моста?
Я молча вздохнула. Я просто не знала, как объяснить это спонтанное решение. Джейсон продолжал:
─ Ты должна жить, назло всем! Если ты выжила, значит ты должна еще многое сделать! Я думал, ты хочешь наказать виновного в смерти твоих родителей!
─ Кстати, а когда суд?
─ Он был позавчера…
─ Как? А почему меня на нем не было?
─ Психолог… с которой ты говорила в больнице… сказала, что ты не совсем адекватная… и не сможешь дать показания в суде.
Вот сука! Она мне сразу не понравилась! Джейсону я ничего не сказала в ответ.
─ Насчет Томаса Велла…
─ Кто это?
─ Это тот самый виновник аварии… его отпустили… недостаточно доказательств!
─ Блеск!.. ─ нервно вскрикнула я, чуть не перекинув свою кружку.
Томас Велл… Я запомнила это имя навсегда. В будущем мне это пригодиться… Месть ─ блюдо, которое подается холодным!
Мы допили чай в гробовой тишине. Я не стала ничего говорить. Мне нужно было переварить полученную информацию.
Джейсон стал убирать посуду со стола и случайно прикоснулся к моей руке. Она была просто ледяная.
─ Черт! Еще не хватало, чтобы ты простудилась! Даже чай не помог…
Джеймс открыл полку возле холодильника и достал бутылку виски и стакан. Он налил немного в стакан и поставил передо мной.
─ Выпей. Это должно тебя согреть.
Я залпом выпила виски. У меня начало жечь в горле, потом приятное тепло разлилось по всему телу… Если бы Джейсон знал, чем обернется для меня этот глоток, то предпочел бы болезнь! Виски не только согрело меня, но и прочистило мозги и успокоило нервы. Состояние легкого опьянения мне даже понравилось. Ведь до этого я не пила, несмотря на свою хулиганскую репутацию в школе.
Я встала и побрела в гостиную. Перед глазами стоял туман, все вокруг расплывалось. Наконец, я добралась до дивана. Пришел Джейсон с какой-то баночкой в руках.
─ Сейчас будем лечить твою спину, ─ сказал он и открыл баночку.
Я легла на живот и приподняла свитер. Джеймс стал мазать мою спину какой-то вонючей хренью. Мои чувства вообще сложно описать… хмельной дурман смешивался с вонью мази, но с другой стороны нежные теплые руки симпатичного парня на моей спине… Да, теперь я хорошо рассмотрела Джейсона. Ему было около двадцати лет. Приятные черты лица гармонировали с темно-русыми волосами, но больше всего меня поразили его глаза… Я еще не видела настолько красивых темно-карих глаз… Неудивительно, что как только я почувствовала прикосновение его рук, по моей спине пробежали мурашки.

URL
   

Why so serious

главная